CDC InterTtaining Наши телефоны:
+7(495)974-80-08
+7(985)422-10-64
+7(499)243-66-82
Главная
Поиск по сайту
Обратная связь
вконтакте
FaceBook

Исповедь российской немки

Решение о создании Федерального агентства по делам национальностей, как было отмечено рядом экспертов, является важным шагом в деле сохранения и развития языков народов России. С особой надеждой на новую структуру смотрят, в первую очередь, народы, которые не имеют своих государственных образований на территории Российской Федерации. И мне хотелось бы сделать ряд посылов, которые актуальны не только для моей этнической группы, но и для ряда других народов, населяющих нашу необъятную страну. Мы как этническая группа, которая волей руководителей нашей страны в советский период, были поставлены в жестокие условия выживания, рассматриваем новые возможности без доли романтизма, ибо нам нужно сохранять наш язык, развивать его. Мы прекрасно осознаем, что в глобализирующемся мире все чаще прагматизм повсеместно заменяет собой романтизм. Как спасти наш язык, язык немцев России? Обречён ли наш язык, а вместе с ним и мы – как этническое сообщество в России? Мне представляется, всё, что могло произойти плохого с немецким языком у нас в стране, родным языком российских немцев, уже произошло. После 1941 года, депортации и несправедливых обвинений, казалось, никогда больше в последующих поколениях этот народ не заговорит на своём родном языке. На какой-то период российские немцы просто онемели: раздавленные, обездоленные, униженные. Позже вновь появились надежды, слова, мысли. Желание сохранить, возродить свою культуру и язык оказались у многих сильнее страха. Начался ренессанс в литературе, где поэты и писатели часто обращались в своих произведениях к теме родного языка.  Позже, на развалах 90 –х годов наступил «час Х» – момент выбора, и 2,5 млн. российских немцев сделали его в пользу Германии. Не потому, что уж все очень хотели, а потому, что больше не могли верить в Россию. Её особенная стать не нашла места одному из своих народов на своих необъятных территориях, не говоря уже о территории и домах, которые просто отобрали в 41-ом. Помните, у Солженицына: «Немец- что верба, куда не ткни, тут и принялся…» 

Кто должен спасти нас? 

Миллениум стал для нас временем безвременья. Казалось, нет больше потенциала, отсутствует «критическая масса» для развития.  Мы по инерции копошились в своих общественных организациях. Нашим местом действия и вектором «развития» было только прошлое. Мы идентифицировали себя как народ, который связывает общая трагическая судьба и историческое прошлое. И этим оправдывали своё незнание и неделание выучить немецкий язык. У наших дедов, прошедших депортацию, репрессии, трудармию и спецпоселения, было право обвинять, сетовать, ныть, разводить вселенский плач. Но они-то, как раз, делали это меньше всего. А вот у тех, кто помоложе, появилось чёткое убеждение, что российским немцам все должны. И все должны их спасать. Нас просто обязаны спасти все, кто стоит рядом. И язык наш должен спасти кто-то. И мы сами сегодня не говорим по-немецки потому, что дедов-то наших репрессировали и запрещали им пользоваться родным языком. И детям нашим невозможно выучить немецкий потому, что и государство, и директор школы – все помешаны на английском. Великие наши соотечественники Святослав Рихтер и Борис Раушенбах, чьё столетие отмечает в 2015-ом вся страна, прошли ад репрессий. Оба прекрасно говорили на немецком языке. Раушенбах вспоминал «… немецкий язык я выучил по-настоящему в ГУЛАГе при помощи своего друга, доктора Берлинского университета, истинного берлинца. Мы с ним договорились: раз нас посадили как немцев, давай говорить только по-немецки. Четыре года общаясь мы не произнесли ни слова по-русски, и я научился хорошему немецкому языку — до этого у меня был “домашний”, — и этим знанием “обязан” лагерю...». Так, говорите, директор школы виноват, что ваш ребёнок не знает немецкого? 

«Вытянуть себя за волосы из трясины»

Вот уже пять лет, как структурам Самоорганизации российских немцев передали рычаги управления программой поддержки немецкого меньшинства в России. А это ни много ни мало 8 млн. евро ежегодно, которые правительство Германии выделяет как обязательство по преодолению последствий Второй мировой войны. Вместе с рычагами передали и ответственность. И перестали приглашать на важные деловые встречи в Правительстве и Бундестаге переводчиков. Справедливый подход, как мне представляется. За 25 лет поддержки российских немцев таким бюджетом, наверное, можно научить не только лидеров общественной самоорганизации, но и гораздо больше народа изъясняться на немецком языке. Ну и не принято в немецких меньшинствах, которые проживают в 20 странах Европы, чтобы лидеры их народа не знали своего родного языка. На них ведь равняются. Поэтому и для российских немцев перестали делать исключение. 

Языковая реформа стала первым делом, за которое мы взялись в нашей работе. Написали концепцию, разработали программы и имеем сегодня в этом поле самые большие успехи. Но и самые большие дефициты – тоже здесь.  С одной стороны, мы чётко осознали, что возрождение семейного общения, внутренняя мотивация родителей и их готовность принимать участие в процессе овладения немецким языком является ключевой. Мы можем говорить сегодня о 123 группах дошкольного обучения немецкому языку в 6 регионах России, разработке нового и пока единственного в России учебно-методического комплекта для дошкольного изучения немецкого языка ”Deutsch mit Schrumdi”. С другой – о катастрофической нехватке персонала для работы в этих группах. С одной стороны – это многочисленные и успешные мотивационные механизмы, которые мы внедряем для популяризации изучения немецкого языка в России (назову лишь один из них- это всероссийский конкурс «Друзья немецкого языка», который собирает несколько тысяч человек ежегодно.) С другой – отсутствие мест, где эти замотивированные участники конкурса дальше могут немецкий язык изучать. Несмотря на теоретические возможности законодательной базы в языковом поле, её практическое применение на уровне субъектов федерации очень затруднено. 

И обязательно собираем каждые два года российских немцев, учителей и преподавателей немецкого языка, чтобы «сверить часы» и подготовить очередной подвиг по спасению немецкого языка в России. Наш подвиг –персональный и коллективный – нам всем его предстоит совершать ежедневно. Поэтому очень важно записать к себе в друзья в фейсбуке или в какой другой сети барона Мюнхгаузена, личность в России известную и опять же – российского немца по происхождению, потому как помимо ежедневного подвига, он учит нас вытаскивать самих себя за волосы из трясины: 

-Вы утверждаете, что человек может поднять себя за волосы? 

-Обязательно! Мыслящий человек просто обязан время от времени это делать… 

-Значит всё дело не в неизбежности , которой нет, а в личном выборе? 

Язык – существо живое: сам лечится, сам обновляется, сам расцветает. Тысячи немецких слов обогатили русский язык. Много русских слов позаимствовали и немцы, решившиеся когда-то стать верноподдаными этой страны. Знаете ли вы, что едим мы тоже «боршт» и сидим на «крылц», разговаривая с «тратр», а «до ветру» ходим в «нушник». И каждый российский немец, проживающий сегодня в разных странах, и даже в Латинской Америке, поймёт меня, когда я заговорю с ним на этом, может вам покажется, тарабарском, но для меня самом родном языке на свете. «Пока живы мы –люди, говорящие на нём, прирастая новыми говорящими на родном языке поколениями, пока с детьми говорим и учим немецкий, пока доказываем, что наш язык имеет право на существование в России – российским немцам быть.

И все же, спасение языка – это улица с двусторонним движением. Мы как этническая группа должны предлагать государству идеи, методы того, как следует развивать наш язык в стране. Российским немцам следует помнить о ряде преимуществ немецкого языка в деле формирования мотивации. Немецкий язык – это международный язык, который привлекателен не только российским немцам, но и другим россиянам. Вместе с тем, важно, чтобы власти также с пониманием относились к необходимости стимулирования развития немецкого языка. Российские немцы как культурный мост между Россией и Германией даже в нынешний сложный период взаимоотношений остаются фактором, заставляющим сесть за стол переговоров власти двух стран. Эта ключевая роль российских немцев будет актуальна лишь до тех пор, пока немцы России будут оставаться носителями обеих культур – российской и немецкой. И мне представляется, что властям следует помнить об этом всегда. 

Ольга Мартенс, первый заместитель Международного союза немецкой культуры.

Оригинал статьи http://news-r.ru/news/culture/56915/


к списку новостей

 

Кутузовский проспект, дом 9,
корпус 2а, офис 74
cdc@tlms.ru

Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня